Славское, Львовская область. 22-23.08.2017

    Среди людей, не имеющих непосредственного опыта пребывания в Карпатах или имеющих весьма косвенный (выходные, проведенные в номере на одной из туристических баз с редкими вылазками на близлежащий холмик позвольте считать таковым), существует ряд стереотипов касательно этих мест. Многие привыкли представлять Карпаты как некую глубоко заповедную зону с горами 2-хтысячниками, покрытытми густым непролазным лесом с редкими полонинами у вершин, где пасутся первобытные овцы, выпасаемые не менее первобытными гуцулами. На деле же — такие участки есть, это прежде всего Черногора, высочайший хребет украинских Карпат. Тут и самые «сложные» в нашей стране пики (Говерла, Бребенескул, Поп Иван), и полонины, и овцы, и Карпатский биосферный заповедник, и иже с ними. Это так же Мармаросы (Поп Иван Мармароский, Петрос). Но на этом понятие «Карпаты» совсем не ограничивается — достаточно вспомнить не такие высокие, но тем не менее достаточно живописные Сколевские Бескиды (Львовская область), о которых подробнее речь пойдёт позже.

    Карпаты сегодня далеко не везде напоминают чистые и ухоженные леса, как в рекламе «Моршинской», и ту гармонию дикой природы, что была у Сергея Параджанова в «Тенях забытых предков», снятых близ Верховины (Ивано-Франковская область). Высокие горы сейчас — это «Жива ватра» Остапа Костюка; более правдивого и проникновенного фильма по теме я не видела. А те, что пониже… Говорят , у страны две проблемы — дураки и дороги; у карпатских лесов, особенно на небольших высотах, их тоже две — отдыхающие и обитатели. Первая — яркий пример того, как наш человек глубоко и искренне убеждён, что даже на поляне в лесу водятся дворники, которые обязательно уберут за ним горы оставленного пластика, целлофана и стекла (особенно интересной забавой считается это стекло разбить и раскидать по соседним кустам). Вторая проблема стоИт не менее остро и заключается в отношении, описываемом одной фразой — «После нас хоть потоп». Сюда относится целый ряд наблюдений. Бесконтрольные повальные вырубки леса, которые влияют не только на эстетическую сторону вопроса и создают «лысые горы», но и приводят к видимым оползням. Ужасная привычка местных жителей срубить одинокое дерево посреди сенокоса — мол, с целью отвадить туристов искать грибы и вытаптывать траву — а потом это дело поджечь, чтобы не шла молодая паросль. В результате выгорает целое поле, последствия чего ясны. Наконец, безответственность лесников, из-за которой деревья, пораженные короедами, немедленно не спиливаются и не сжигаются, а так и остаются сухостоем, заражая соседние. Сложив всё это вместе и добавив факт повсеместной застройки, до неузнаваемости изменяющей ландшафт, получаем достаточно плачевную картину. Будет лишним описывать, как в таких условиях чувствуют себя местная флора и фауна.

    Но как бы там ни было, сказать, что в силу вышеизложенного Карпаты утратили свою привлекательность как таковую, было бы огромной несправедливостью. Это места, которые скорее нуждаются в нашем небезразличии и внимании к их проблемам, потому что всё ещё более чем стоят того. В этой поездке мы не забирались высоко, не покоряли заоблачные вершины и суровые хребты. В планах значился подъём на гору Парашку (1268 м), что находится в Сколевских Бескидах и является наивысшей точкой оных, но от этой идеи пришлось отказаться в силу погодных условий. В том, чтобы шагать около половины 13-километрового пути по хребту при нулевой — не более вытянутой руки — видимости из-за тумана, смысла виделось мало (у меня был подобный опыт именно на этом маршруте, что окончательно решило вопрос). Мы остановились близ села Славское, где и пробыли 2 дня, отведённые на прогулки в Карпатах.

    К слову, помимо упомянутых, по ходу электрички из Львова в Мукачевском направлении есть ещё немало интересных мест и маршрутов — например, гора Лопата около того же Сколе; сёла Гребенев и Тухля, от первого из которых берёт начало заброшенная австрийская дорога-серпантин, обещающая потрясающие виды, второе же связано с романом Ивана Франка «Захар Беркут» и является местом развития описанных в нём событий. И это только до перевала на Закарпатье, где находятся как минимум Долина нарциссов и село Воловец, от которого уже рукой подать до водопада Шипот; к тому же, непосредственно по пути железной дороги, так что без внимания остаются и величественные руины крепости Тустань, и водопады Каменка и Гук, и ещё многое, многое другое — этот список можно продолжать неприлично долго. Так что, всё же, вернёмся к Славскому.

    «Лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал» — пел Высоцкий. Но, могу сказать совершенно точно, порой возвращаться в знакомые места приятно не менее. Славское — далеко не самое Богом забытое карпатское село и довольно популярный горнолыжный курорт, при этом оно знакомо мне с детства и за последние годы разрослось настолько, что дорожный знак, знаменующий начало населённого пункта, теперь располагается скорее ближе к его центру. Местная география подразумевает деление села на участки «до реки» и «за рекой». Большая часть туристических баз расположена на втором из них, где находятся горы Волосянка, Тростян и Захар Беркут (она же Писанка, она же — Высокий Верх) — тут и горнолыжные трассы, и канатная дорога. Первый сравнительно менее развит, хотя сейчас активно застраивается. Мы двигались вверх именно оттуда, в сторону гор Креминь и Маковка. В конце лета здесь достаточно красиво. Тропа местами огибает базы отдыха и хаты местных жителей, у которых можно купить домашних кисломолочных продуктов, масла и порой даже мёда. По мере удаления от цивилизации вокруг появляются рощи из молодых берёз и осин, участки смешанного и чисто елового леса. Осенью здесь достаточно много грибов (подосиновиков, подберёзовиков, белых, лисичек, разного рода груздей, рыжиков, волнушек, по сезону — опят, etc.), в подлеске — кустов черники (местные говорят «я/афины» ). На границе леса и поля несложно найти лещину, а в местах повлажнее — папоротники, растения мать-и-мачехи, мхи, особенно — классический кукушкин лён, как по учебнику ботаники. Те места, где были небольшие лесочки, а теперь — вырубки, зачастую заростают иван-чаем. На открытых пространствах и в рощицах — много кочек чабреца, растения, родственного тимьяну, которое обладает потрясающим запахом. Рядом увидите листья, похожие на чернику, но глянцевые — это брусника («кам’янка», «ґоґодзи») — красные ягоды с характерным горьковато-кислым вкусом, из которых получается прекрасное варенье. Наконец, заслуживают особого внимания огромные нежно-фиолетовые вересковые поляны. Весной пейзажи, в принципе, те же — за исключением того, что поля в это время покрыты буйным цветом колокольчиков, васильков, ромашек, ятрышника (карпатской орхидеи). Кстати, здесь можно найти и подснежники, и ландыши, и лесные лилии, и много чего краснокнижного.


    Что касается наблюдений за животным миром, то поделиться нам особенно нечем, опять-таки, из-за погоды. Да, в здешних лесах водятся и медведи, и волки (которые, кстати, представляют проблему для местных, живущих далеко в горах — потому что в голодные периоды часто задирают собак, которых оставляют на привязи у хат), и лисы, и рыси, и кабаны, которых мы видели недалеко от места, где разбили палатку. Из птиц — видели канюка, горную трясогузку, кедровку. В лужах на заболоченных лесных дорогах водятся желтобрюхие жерлянки. Есть ящерицы, саламандры, хватает гадюк, медянок и других змей — потому в жаркие летние дни лучше не ходить по полям в открытой обуви. Ну и, конечно же, огромное количество насекомых (стрекоз, кузнечиков, бабочек, жуков). Что интересно, несколько лет назад эти места атаковало нездоровое количество сонь, которых здешние жители почему-то боялись, как огня.
    На этом, в принципе, всё, о чём хотелось бы рассказать. Берегите природу, не мусорьте в лесу, а так же смотрите прогноз погоды, прежде чем собираться с палаткой в горы; разводить костёр с помощью мокрых дров из хвойных пород — удовольствие, честно говоря, то ещё.

Contacts:
Posted by: Настя on

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *